Ограбление по-английски

10 апреля 1868 года произошла битва при Магдале — ключевое сражение войны, в ходе которой Великобритания пыталась захватить Эфиопию. Англичане разгромили эфиопов в этом бою, что и неудивительно, поскольку тогдашняя эфиопская армия представляла собой племенное войско со щитами и копьями. Однако, выигрыш сражения не принес им победы в войне…

Император Теодорос во главе своего войска.

К началу 1860-х правитель небольшой эфиопской провинции Куара Касса Хайле сумел объединить под своей властью многие племена и обширные территории, провозгласив себя императором под именем Теодорос II. Возвышение Теодороса и усиление его могущества очень не нравилось англичанам, которые имели виды на Эфиопию, намереваясь сделать ее своей колонией. Между тем, Теодорос пытался наладить с Великобританией дружественные отношения и направил соответствующее послание королеве Виктории, но оно осталось без ответа. Лондон готовился к войне.

Поводом для нее стало то, что в Эфиопии с 1864 года сидели в тюрьме несколько англичан, обвиненных в подрывной деятельности и клевете на императора. В частности, миссионера Генри Стерна арестовали по обвинению в том, что он распространял среди эфиопов информацию о происхождении Теодороса из простых крестьян, в то время как император утверждал, что ведет свой род от самого царя Соломона. Разумеется, такая десакрализация верховного властителя подрывала его авторитет среди подданных и способствовала росту мятежных настроений. Это дает повод предположить, что преподобный Генри был не просто миссионером. Британский консул Чарльз Кэмерон пытался надавить на Теодороса, чтобы освободить Стерна, но в итоге сам оказался за решеткой заодно с британским военным атташе, обвиненным в шпионаже.

Таким образом, формальный «казус белли» у англичан был, но решение о вторжении они приняли только в августе 1867 года. В ходе подготовки к агрессии англичане собрали в Бомбее армию из 13 тысяч британских и индийских солдат, которых сопровождали 26 тысяч туземных рабочих и носильщиков, а также 40 тысяч ездовых, тягловых и вьючных животных, включая слонов. Для перевозки этого воинства потребовалось 280 паровых и парусных судов. Во главе экспедиционного корпуса встал опытный 57-летний военачальник лорд Роберт Корнелиус Нэпир, ветеран англо-сикхских и опиумных войн. В середине октября первые суда армады прибыли в гавань Зула на Красном море (нынешняя территория Эритреи), где индусы под под руководством английских военных инженеров начали строить причалы, склады и другие портовые сооружения. Когда порт был готов, в него стали поочередно заходить для разгрузки многочисленные транспорты. К началу 1868 года переброска войск и военных припасов завершилась, а 25 января лорд Нэпир выступил в поход на столицу Теодороса — город-крепость Магдала, построенную в труднодоступном районе Эфиопского нагорья.

Поход был медленным и трудным, так как путь пролегал по гористому и безводному бездорожью. Индусам пришлось вырыть множество колодцев и проложить десятки километров дорог, пригодных для движения слонов и повозок. Однако работа облегчалась тем, что эфиопская армия не оказывала сопротивления интервентам. Теодорос располагал относительно небольшими силами, не превышавшими 10 тысяч бойцов, поэтому он решил не дробить их, а сосредоточить и дать решающее сражение на подступах к столице. 9 апреля англичане, по-прежнему не встречая отпора, форсировали реку Башило, протекающую у подножий горного плато, на вершине которого стояла Магдала.

Погрузка в Бомбее слонов на один из кораблей экспедиции Нэпира.
Водружение мортиры на слона в Абиссинии.
Построения англо-индийских войск армии Нэпира в полевых лагерях на территории Эфиопии.
Английская вьючная артиллерия на пути к Магдале.

Узнав о приближении к Магдале британских войск, император Теодорос принял роковое и, прямо скажем, неразумное решение. Вместо того чтобы обороняться в крепости, он послал свою армию в атаку. Возможно, он надеялся разбить авангард англичан до того как к Магдале подтянется вся армия лорда Нэпира, не понимая, насколько сильно англичане превосходят его бойцов в вооружении и боевой подготовке.

Утром 10 апреля 1868 года несколько тысяч эфиопов, вооруженных мечами, копьями, луками и дротиками, вышли за городские стены и нестройной толпой побежали на англичан, подбадривая себя воинственными криками. Лишь немногие из них имели фитильные мушкеты, из которых на ходу можно было сделать только один выстрел. Британцы не успели развернуть артиллерию, но успели построиться в шеренги и встретить врага залпами из скорострельных казнозарядных винтовок Снайдера. Пули косили эфиопов десятками, но воины негуса, несмотря на потери, преодолели несколько сот метров, отделявшие их от противника. Однако, когда до шеренги красных мундиров оставалось всего каких-то 30-40 метров, психика уцелевших бойцов не выдержала. Метнув в англичан дротики и копья, они бросились обратно, преследуемые стрельбой в спины.

Эта отважная, но безрассудная атака обошлась Теодоросу примерно в 500 человек убитыми и порядка 700 ранеными, англичане же потеряли всего 29 человек ранеными, из которых двое умерли. Но еще хуже было то, что вернувшиеся в крепость бойцы полностью утратили боевой дух, потеряли веру в победу и уверовали в непобедимость англичан. Поэтому, когда через день солдаты Нэпира пошли на штурм Магдалы, очень немногие защитники крепости пытались драться, стреляя из-за стен. Но их тут же отстреливали прикрывавшие атаку английские снайперы с дальнобойными винтовками, которые работали спокойно, как в тире, не опасаясь ответного огня. Потеряв всего девять человек ранеными, британцы достигли городских стен и быстро преодолели их с помощью штурмовых лестниц. Увидев англичан внутри крепости, деморализованные эфиопы перестали сражаться и начали сдаваться в плен. Император Теодорос, не желая подвергаться издевательствам, застрелился, а британцы, для которых важно не только победить, но и морально раздавить поверженного врага, впоследствии заявили, что он якобы застрелился из пистолета, подаренного ему королевой Викторией.

В Магдале британцы освободили своих соотечественников, которые, несмотря на три года пребывания в эфиопской тюрьме, были живы и вполне здоровы. А также интервенты полностью разграбили город, украв из него всё, что представляло хоть какую-то ценность. По заявлению самих англичан, для вывоза «трофеев» им понадобилось более 200 лошадей и 50 индийских слонов. Кроме того, они взяли в заложники и насильно депортировали в Британию вдову императора Теодороса Тируорк и ее семилетнего сына — наследника престола Амалейху. Тируорк при неясных обстоятельствах умерла вскоре после ее доставки под конвоем на туманный Альбион, а Амалейху скончался через 11 лет, сразу после совершеннолетия, по официальной версии — от плеврита. Таким образом, династия Теодороса была уничтожена.

Но, победив императора Эфиопии, англичане не победили Эфиопию. Буквально через несколько дней после падения Магдалы в стране вспыхнула партизанская война. Этого самоуверенные британцы не ожидали. Растянутая и проходящая по диким местам линия снабжения магдальского гарнизона оказалась под непрерывными ударами отрядов сопротивления. В этой герилье Нэпир, почти без потерь захвативший Магдалу, за полтора месяца потерял более 300 солдат и офицеров, а доставка продовольствия в город была прервана. Под угрозой голода британский главком уже в конце мая был вынужден уйти из Эфиопии. Англичане оставили Магдалу, а в отместку за крах своей авантюры — разрушили и сожгли город. Бывшая столица Эфиопии не возродилась до сих пор, сейчас на ее месте небольшой поселок с населением менее 1000 человек.

Таким образом, попытка захвата и колонизации Эфиопии с треском провалилась. Но, надо отдать должное англичанам, они мастерски владеют искусством пропаганды и умеют превращать свой позор в триумф, причем — делают это так виртуозно, что многие им верят. Относительно эфиопской конфузии Нэпира, за которую он был осыпан наградами и возведен в титул барона магдальского, официальная британская историография утверждает, что она якобы была предпринята с единственной целью освобождения английских узников, томившихся в ужасных застенках Теодороса. При этом скромно умалчивается, что жизнь этих узников всецело зависела от того же Теодороса, который мог прикончить их в любой момент, в том числе и тогда, когда английские войска подступили к Магдале. А в том, что он этого не сделал, нет ни малейшей заслуги лорда Нэпира…

Английские солдаты возле эфиопской церкви, превращенной оккупантами в казарму.
Лорд Нэпир — барон магдальский, император Теодорос и его сын Амалейху, взятый в заложники англичанами.
Британские солдаты растреливают в спины эфиопов, бегущих после неудачной атаки в битве при Магдале.
Слева — эфиопская «царь-пушка» — единственная тяжелая мортира армии Теодороса, отлитая из бронзы эфиопскими оружейниками, но не сделавшая ни одного выстрела по врагу. Справа — самоубийство Теодороса в виде фантазии европейского художника-иллюстратора, который, естественно, не был свидетелем этой сцены.
Английские солдаты и офицеры возде трупа эфиопского императора.
Англичане, ретируясь из Эфиопии, сжигают Магдалу в отместку за свое поражение.

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *