Южная Корея. Восстание в Кванджу 1980 года.

Ia3xu4Z0GbXhUOWYbr5OQzhZdLkPsrsPGjgM-CSRXpgd-KD-kRB85tM2An1ujPvMVdHHw9OoqoRqKps_vdJ7vIBzIvxg1JdGO1yG7zqW4WyXj0N2nkYx1UEFVU6POfA2

Восстание в южнокорейском городе Кванджу, находящемся в провинции Южная Чолла, в мае 1980 года по праву считается самым трагическим (и «постыдным», как его называют корейцы) событием в современной истории РК. Центр восстания сообщает, что в ходе майских событий было убито более 150 и ранено более 3000 жителей; в настоящее время называют цифру в 606 человек убитых, а ВВС настаивает на цифре от тысячи до двух тысяч человек.

Долгое время в официальных источниках восстание называлось «бунтом», «делом Кванджу» и даже событием, «носящим коммунистический характер, чьей целью явилось свержение законного правительства», не признавалась его демократическая направленность. Но уже к июню 1988 года, когда состоялось слушание по делу восстания, корейский народ по-настоящему оценил всю судьбоносную роль майских событий, которые получили название «демократического восстания в Кванджу». Что же стало причиной восстания? Почему оно играет такую важную роль в современной истории РК?

После Корейской войны (1950-1953) и создания американского военного правительства на территории РК население жаждало демократических перемен, но страна в течение 18 лет находилась под властью военного диктатора Пак Чон Хи.

Система «Юсин», которую создал Пак, юридически оправдывала несменяемость президентской власти и отказывала гражданам в их правах и свободах. Военное правление объяснялось официальной пропагандой: на Севере существует «идеологический враг» в лице КНДР, который в любой момент может атаковать; это являлось и официальной причиной сохранения американских военных баз на территории РК.

Пак Чон Хи был застрелен в октябре 1979, и его убийство связывалось корейцами с либерализацией режима и проведением демократических реформ, но в декабре военным генералом Чон Ду Хваном (родился в 1931) был совершен государственный переворот, и все надежды народа на смягчения режима канули в Лету. Логическим продолжением политики насилия стала реакция населения, которое, наблюдая за тем, как одно военное правительство сменяется другим, не могло больше сидеть сложа руки: по всей стране начали проходить студенческие митинги и демонстрации. Главным требованием протестующих стала отмена военного положения, которое было распространено почти на всю страну.

17 мая 1980 военное положение было объявлено на всей территории страны, а Декрет №10 запретил любые демонстрации и митинги, носящие политический характер, и установил жесткую цензуру СМИ; университетам было приказано приостановить работу, а неявка на работу жестоко каралась; было решено распустить Парламент и создать особую организацию – Экстренный комитет безопасности.

Более того, известный оппозиционер, ярый противник военной диктатуры Пак Чон Хи и борец за права человека, лауреат Нобелевской премии мира и в будущем президент Ким Дэ Чжун (1924-2009) был по приказу правительства арестован в своей резиденции по ложному обвинению в сотрудничестве с коммунистами с Севера. Это стало катализатором, ускорившим начало мощного восстания в Кванджу – столице провинции Южная Чолла, выходцем из которой был Ким Дэ Чжун. Почему именно этот фактор стал решающим? Потому что в Корее регионализм традиционно играл и играет определяющую роль в политике, и жители этой очень слабо развитой, в отличие от других, провинции связывали свое будущее и надежды на лучшую жизнь именно с Ким Дэ Чжуном, который был фактически единственным сильным политическим игроком из Южной Чолла.

Генерал Чон Ду Хван 17 мая 1980 года объявил военное положение.

Так, 18 мая студенты Национального университета Чоннам, находящегося в Кванджу, не смогли подойти к зданию библиотеки в кампусе, у которого договорились встретиться ранее. Полиция предупредила демонстрантов о том, что у них есть оружие и предложила им немедленно возвратиться домой, но студенты проигнорировали слова солдат, и около сотни из них двинулись к Главным воротам, где они начали демонстрацию. В городе можно было услышать, как скандировались лозунги: «Освободите Ким Дэ Чжуна!», «Отмените военное положение!», «Уходи, Чон Ду Хван!».

Правительство поставило перед собой задачу подавить восстание как можно скорее, чтобы оно не распространилось на соседние регионы; было принято решение провести операцию под кодовым названием «Великолепный отпуск»: к утру следующего дня в город были стянуты войска. Все магазины в центре были закрыты, а движение транспорта запрещено. В стране почти не осталось сопротивляющихся; повсеместно, где действовало военное положение, улицы были пустыми, только на тротуаре можно было заметить следы крови. Кванджу оставался единственным городом, где люди все еще надеялись на положительный исход своей борьбы.

Полиция использовала слезоточивый газ; прибыло подкрепление в 1140 военных. Все они начали атаковать демонстрантов и мирных жителей без разбора, не обращая внимания на пол и возраст. Многие из тех, кому удалось сбежать, образовали огромные очереди в местных больницах: на всех не хватало медикаментов и медсестер.

Те, кто не мог участвовать в демонстрации, сдавали свою кровь. Уже ко второй половине дня толпа перешла от защиты к наступлению и начала атаковать полицию и солдат. Несмотря на безумие, происходившее в Кванджу, правительство не сделало никаких официальных заявлений касательно сложившейся ситуации.

По всему городу маленькие группы людей, часто возглавляемые бывшими военными, продолжали демонстрацию. Несмотря на то, что у них не было надлежащего оружия, они использовали все, что могли найти. К концу дня даже таксисты и уличные торговцы, которые обычно равнодушны к социально-политическим движениям, начали столкновения с войсками.

Около 7 часов вечера таксисты двинулись по городу на машинах, включив фары в знак протеста.

Полиция громила машины ружьями и била водителей. Толпа сожгла телестанции каналов MBC и KBS, потому что они не транслировали реально происходящие в городе события.

Беспорядки продолжались и ночью. Демонстранты перешли к более продуманным действиями: они подожгли здание налогового органа, так как было очевидно, что налоги населения идут не на удовлетворение социальных нужд, а на закупку оружия и стимулирование военного режима в стране.

Утром 21 мая солдаты были снабжены патронами. Тела двух убитых в Кванджу днем ранее были обернуты корейским флагом и положены на носилки, с которыми толпа медленно двигалась по центру города. 21 мая начала формироваться Народная армии, центром сбора которой стал парк Кванджу.  Горожане, имевшие за спиной военный опыт, организовали самые базовые физические тренировки, поскольку не могли больше смотреть, как неопытные студенты получают ранения или погибают в стачках с полицией. Были сформированы небольшие группы добровольцев, которых Народная армия расставила на ключевых позициях в городе.

К ночи 21 мая в городе почти не осталось военных. Конечно, жители города хотели верить, что причиной тому – их мужество, но на деле это оказалось тактическим ходом – сверху было принято решение блокировать город: все 7 магистралей, ведущих в Кванджу, были под контролем военных, которые стреляли в каждого, кто пытался сбежать.

В 4 утра 28 мая начали раздаваться звуки выстрелов, и, фактически, за полтора часа борьба горожан, продолжавшаяся около десяти дней, была подавлена с помощью оружия, у людей не было пути отступления. Мэрия была сдана 20-ой дивизии, а все, кто продолжал борьбу, были арестованы. Восстание было подавлено.

Особое внимание стоит уделить роли США в подавлении восстания. Участники восстания своим идеалом провозгласили американский вариант демократии, навязанный им пропагандой и идеализированным образом США, и поэтому верили, что Вашингтон как мировой гарант сделает все возможное для поддержки движения и установления правового демократического режима. Во время восстания в Кванджу находилось до двухсот американских граждан, преимущественно военных, которые 21 мая уехали в Сеул, а военные самолеты были перевезены на базы подальше от города.

Командующий объединенными войсками РК и США генерал Дон Викхам разрешил корейскому правительству использовать солдат для подавления восстания, даже несмотря на заявление о том, что со стороны КНДР нет никаких движений. Во время восстания корейские активисты узнали, что американский корабль «Coral Sea» вошел в корейскую акваторию, однако на самом деле он был послан США, чтобы оказать поддержку солдатам в тылу. Посол США в Корее назвал подавление восстания корейскими солдатами под командованием американских офицеров «поддерживанием порядка и законности», а 31 мая президент Картер в интервью CNN заявил, что:

«Для восстановления порядка иногда приходится жертвовать человеческими правами».

Причиной такой позиции Белого Дома специалисты считают «имперское стремление Вашингтона к мировому доминированию через установление неолиберальной системы управления» в странах-союзниках, что позволяло США активно вмешиваться в их экономику. Экономическая модель, созданная Пак Чон Хи, включала в себя систему семейных бизнес-конгломератов – чеболь, которая не давала Белому Дому иметь желаемое влияние на капиталы в РК. Идейный смысл подавления восстания для США состоял в попытке таким образом легитимизировать власть Чон Ду Хвана и с его помощью разрушить систему чеболь, создать возможность для американских банков и страховых компаний занять ключевые позиции в экономике Южной Кореи.

Учитывая то, что Чон Ду Хваном события в Кванджу назывались «красными», подобные действия США в Кванджу с их стороны выглядели вполне очевидными. Однако в июне 1989 года, когда в самом разгаре находилось расследование майских событий, в официальных документах Белого Дома было заявлено, что «США не располагали сведениями о планах правительства о подавлении восстания» и что они «не обладали властью, чтобы приказать корейским солдатам участвовать в нем».

В итоге, Кванджу стал переломным моментном для развития анти-американизма в РК, который приобрел широкое социальное и, в дальнейшем, политическое значение. В 1989-м году началось слушание по делу восстания в Кванджу, и Чон Ду Хван был приговорен к смертной казни, но помилован — вместо смерти пожизненный домашний арест для статусного южнокорейца…

Официальная позиция Памятной Организации имени 18 мая настаивает на том, что события 1980 года следует воспринимать не как печальную страницу в истории страны, а как отправную точку развития демократизационного движения, которое положило начало активной борьбе за права человека.

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *